«Мы сьведкі новай схваткі дабра і зла — сьведкі і ўдзельнікі», — сказала Алексіевіч.

Дзякую Швэцкай акадэміі, сказала пісьменьніца ў сваёй прамове на банкеце ў гонар нобэлеўскіх ляўрэатаў, за гэтую прэмію, якую ня сьмею сабе прысвоіць. «Я разумею яе як паклон многім пакаленяням савецкіх людзей» за іхныя пакуты «ў марксісцкай лябараторыі па стварэньні сьветлай будучыні».

«Вялікая ідэя бязьлітасна пажырала сваіх дзяцей», — сказала Алексіевіч. Ідэям не баліць, шкада людзей, дадала яна.

У перабудову мы марылі пра свабоду, а апынуліся зусім у іншым стане, сказала Алексіевіч. Узьніклі расейскі, беларускі, казахскі аўтарытарызмы. «Павольна выбіраемся з-пад абломкаў чырвонай імпэрыі», — сказала яна.

Яна працытавала адну з гэраіняў сваёй кнігі «Час сэканд-хэнд», у якой уся сям’я загінула ў сібірскай ссылцы й якая сьпявала пісьменьніцы на кухні: «Кіпучая, магучая, нікем непобедімая…» «Мінулае не выпускала яе з сваіх драпежных абдымкаў, у ёй усё жыла тая дзяўчынка, у якой Сталін забраў усё».

Пасьля гэтага яна загаварыла пра Беларусь.

Яна падзякавала за тое, што пасьля гэтай Нобэлеўскай прэміі сьвет будзе лепш ведаць нашу краіну.

Яна расказала, што некалькі пакаленьняў вырасьлі ў Беларусі пасьля здабыцьця незалежнасьці. У кожнага зь іх была свая рэвалюцыя: людзі выходзілі на Плошчы.

«Наша рэвалюцыя не перамагла, але гэроі гэтай рэвалюцыі ў нас ёсьць», — расказала яна пра ўдзельнікаў беларускага змаганьня за свабоду.

«Свабода — гэта не хуткае сьвята, як мы марылі. Гэта шлях, доўгі шлях, цяпер мы гэта ведаем», — прызнала Алексіевіч.

«Зноў надыйшла эпоха варварства, эпоха сілы, дэмакратыя адступае», — сказала пісьменьніца.

«Мы сьведкі новай схваткі дабра і зла — сьведкі ды ўдзельнікі, — сказала Алексіевіч. — Як хутка злятае з чалавека культура! Але я працягваю пісаць, як мяне вучылі мае настаўнікі — беларускія пісьменнікі Алесь Адамовіч і Васіль Быкаў, якіх я сёньня з удзячнасьцю ўспамінаю, як мяне вучыла мая ўкраінская бабуля, якая чытала мне «Кабзара» Тараса Шаўчэнкі на памяць».

«Я шукаю словы любові. Нянавісьць нас не ўратуе, нас уратуе любоў, я спадзяюся», — сказала нобэлеўская ляўрэатка.

«На разьвітаньне я хацела б, каб у гэтай цудоўнай зале прагучала беларуская мова, мова майго народу», — сказала Алексіевіч. І прачытала па-беларуску трохі ўспамін, а трохі прыпавесьць.

«У адной беларускай вёсачцы старая жанчына праводзіла мяне словамі. Хутка мы разыйдземся з табой у розныя бакі. Дзякуй табе, што ты паслухала мяне й панясеш маю больку людзям. Прашу цябе, калі пойдзеш, агляніся на маю хатку, агляніся не адзін, а два разы. Другі раз чалавек аглядаецца не па чужынцы, а ўжо з сэрца, — расказала яна і скончыла. — Я хачу падзякаваць вам за ваша сэрца, за тое, што вы пачулі наш боль».

Банкетная прамова Святланы Алексіевіч: ВІДЭА - ТУТ

УВЕСЬ ТЭКСТ ПРАМОВЫ

Svetlana Alexievich - Banquet Speech
Svetlana Alexievich’s speech at the Nobel Banquet, 10 December 2015.

Я благодарю Шведскую академию за высокую награду, которую не смею себе присвоить, я понимаю ее, как поклон многим поколениям советских людей, которые еще недавно жили вместе в огромной стране СССР – марксистской лаборатории светлого будущего.Как поклон их страданиям, их боли. Они уходили ив небытие в сталинских лагерях на шахтах Магадана и Воркуты, получали пулю в затылок в застенках НКВД, погибали на фронтах Второй мировой войны и других войнах, которые вела империя. Великая идея безжалостно пожирала своих детей. Идеям не бывает больно. Жалко людей.

В перестройку мы мечтали о свободе, а оказались совсем в другой точке истории. На постсоветском пространстве вместо свободы расцвел автототалитаризм разных мастей – русский, беларусский, казахский … Медленно и неуверенно выбираемся из-под обломков «красной» империи. Одна из героинь моей книги «Время секонд-хэнд», у которой вся семья была выслана в Сибирь и там погибла, со слезами на глазах пела, когда мы сидели у нее на кухне:

Утро красит нежным цветом
Стены древнего Кремля
Просыпается с рассветом
Вся советская земля …

Кипучая,
Могучая,
Никем не победимая,
Страна моя,
Москва моя,
Ты самая любимая …

Прошлое не выпускало ее из своих хищных объятий. Ее научили верить. В ней все еще жила та девочка, у которой Сталин когда-то забрал все, а она все равно верила. Во что?

Я хочу рассказать о моей стране – Беларуси. В Минске в аэропорту, когда я летела в Варшаву, ко мне подошли две молодые девушки, они плакали: «Спасибо вам! Понимаете, мы теперь есть! Теперь все знают, где Беларусь». Это спасибо я передаю всем вам. После августовского путча 91-го года, когда Беларусь получила независимость, уже выросло несколько поколений. У каждого из них была своя революция, они выходили на Площадь, они хотели жить в свободной стране, их избивали, отправляли в тюрьмы, выгоняли из институтов, увольняли с работы. Наша революция не победила, но герои революции у нас есть.

Свобода – это не быстрый праздник, как мы мечтали. Это путь. Долгий. Теперь мы это знаем.

Мы все живем в общем мире. Он называется – Земля. В этом нашем мире стало неуютно. Включаешь телевизор, и там, захлебываясь от восторга диктор рассказывает о новых военных самолетах, кораблях … На русском, американском и других языках. Опять наступила эпоха варварства. Эпоха силы. Демократия отступает. Вспоминаются 90-ые годы … Тогда всем нам казалось – и вам, и нам, что мы вступили в безопасный мир. Я помню диалоги Горбачева с Далай-ламой о будущем, о конце истории … Сегодня все это кажется красивой сказкой. Теперь мы свидетели новой схватки добра и зла. Свидетели и участники.

Что может искусство? Цель искусства – накапливать человека в человеке. Но когда я была на войне в Афганистане, и теперь, когда разговаривала в Украине с беженцами из Донбасса, я слышала, как быстро слетает с человека культура и выползает чудовище. Обнажается зверь… Но я пишу …продолжаю писать … Пишу, как учили меня мои учителя, беларуские писатели Алесь Адамович и Василь Быков, которых в этот день я хотела бы с благодарностью вспомнить. Как учила меня моя украинская бабушка, которая в детстве мне читала «Кобзаря» Тараса Шевченко наизусть. Пишу, зачем? Меня называют писателем катастроф, это неправда, я все время ищу слова любви. Ненависть нас не спасет. Только любовь. Я надеюсь …

На прощание я хотела бы, чтобы в этом прекрасном зале прозвучала беларуская речь, речь моего народа:

‘У адной беларускай вёсачцы старая жанчына праводзiла мяне са словамi: “Хутка мы разыйдземся з табой у розныя бакi. Дзякуй табе, што ты слухала мяне i панясеш маю больку людзям. Прашу цябе, калi пойдзеш, аглянiся на маю хатку не адзiн, а два разы. Другi раз чалавек аглядваецца не па чужынцы, а ўжо з серцам …”

Паводле nn.by
і трансьляцыі Каралеўскага Нобэлеўскага банкету на тэлеканале Швэцыі, а таксама www.nobelprize.org
Падрыхтаваў Алесь ЛЕТА
Lićviny-INFA

Фота-скрын: Аляксей Лапіцкі

Імя
* неабходнае поле

Email
* неабходнае поле

Сайт

Каментар
* XHTML: Вы можэаце выкарыстоўваць наступныя тагі: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

SEO Powered by Platinum SEO from Techblissonline